Министр планирования, развития и реформ Пакистана: мы нацелены на развитие партнерства с Россией

    28 декабря 2016г.
На фото: Министр транспорта РФ Максим Соколов и Министр планирования, развития и реформ Исламской Республики Пакистан Ахсан Икбал

Министр планирования, развития и реформ Пакистана Ахсан Икбал по итогам визита в Москву рассказал в интервью корреспонденту «Интерфакса» Веронике Вишняковой о перспективах взаимодействия России и Пакистана в различных сферах, перспективах присоединения России к проекту Китайско-пакистанского экономического коридора, строительстве газопровода «Север-Юг», вопросах урегулирования Ситуации в Афганистане и перспективах присоединения Исламабада к Договору о нераспространении ядерного оружия.

— Господин министр, прежде всего, мне хотелось бы задать несколько вопросов о вашем визите в Москву. С кем у вас были встречи и какие темы обсуждались? Каковы результаты?

— Прежде всего, я хотел бы сказать, что для меня возвращение в Москву после многих лет – это хороший опыт. В последний раз я был в Москве в 1991 году, когда создавалось Содружество Независимых Государств. С тех пор в России и в частности в Москве был достигнут большой прогресс. Очень приятно быть здесь и видеть эти изменения.

Целью моего визита было участие в Министерской конференции по транспорту, организованной экономической и социальной комиссией для Азии и Тихого океана ООН и Министерством транспорта России. Целью этой конференции было рассмотреть возможности для сотрудничества путем установления связей между странами в частности в Евразии. Как вы знаете, Азия становится очень важным регионом для мировой экономики. Ожидается, что к 2050 году 52% мирового ВВП будет производиться в Азии. Российская Федерация имеет очень важную связь с Азией как страна, которая расположена на двух континентах: и в Азии, и в Европе. В данном контексте фокус конференции был направлен на продвижение развития транспортной сети в Евразии посредством улучшения инфраструктуры.

Как вы знаете, Китайская инициатива «Один пояс и один путь» также стремится соединить Азию с Европой. Пакистан работает над очень важной составляющей инициативы «Один пояс и один путь», которая называется Китайско-пакистанский экономический коридор. Проекты в рамках Китайско-пакистанского экономического коридора направлены на то, чтобы соединить Китай с портом Гвадар в Пакистане посредством автомобильных и железных дорог. Инфраструктурные проекты этого коридора соединят Пакистан с Центральной Азией: Афганистаном, Таджикистаном, Кыргызстаном, Туркменистаном, Узбекистаном и Казахстаном. Мы надеемся, что посредством этих связей мы сможем выстроить эффективные дорожные и железнодорожные пути сообщения с Россией для поставок грузов в Европу. Для России также будет возможность доставлять грузы сухопутным путем до порта Гвадар, а потом оттуда по морю на Дальний Восток. Так что можно говорить о больших возможностях регионального сотрудничества посредством транспортного планирования и развития транспортной инфраструктуры. Таким образом, главной темой конференции стал вопрос того, как установиться связь между евроазиатскими странами для развития сотрудничества и торговли. Эти связи, определенно, будут сближать людей и помогать установлению мира и стабильности в различных регионах.

— Когда Россия получит возможность использовать порт Гвадар? Когда будет подписано соответствующее соглашение и на какой стадии находятся переговоры? Планирует ли Россия использовать порт для экспорта?

— Гвадар — глубоководный морской порт, который предоставляет уникальное преимущество для стран региона. Мы надеемся, что он идеально подойдет для республик Центральной Азии, которые не имеют выхода к морю. Точно так же для России и других стран региона это очень привлекательный порт для торговли с африканскими и азиатскими странами. Как только дорога и железнодорожные сети будут введены в эксплуатацию, все страны региона получать возможность осуществлять торговлю через порт Гвадар.

— Ранее появилась информация о том, что Россия хочет присоединиться к проекту Китайско-пакистанского экономического коридора и поэтому попросила Пакистан разрешить ей использовать порт Гвадар. Правда ли, что Россия хочет присоединиться к проекту? Поступал ли запрос от российской стороны?

— Никакого официального запроса от России о присоединении к проекту пока не поступало. В то же время многие страны выражали свою заинтересованность, включая Иран, Саудовскую Аравию и республики Центральной Азии. Этот проект, как я упоминал, ищет возможности не только для Пакистана, но и для всего региона, продвигая региональное взаимодействие. Поэтому он будет открыт для стран, которые хотели бы использовать инфраструктуру, которую мы создаем для установления связи посредством дорог, железнодорожного сообщения и морских портов. Мы будем приветствовать использование инфраструктуры Китайско-пакситанского экономического коридора всеми странами, которые хотели бы торговать с остальным миром посредством данного коридора.

— Как в целом вы оцениваете двусторонние отношения России и Пакистана? Какие их аспекты вам кажутся наиболее важными?

— Я думаю, за последние три года мы стали свидетелями колоссальных изменений во взаимоотношениях между Пакистаном и Россией. Правительство премьер-министра Наваза Шарифа придает большое значение развитию устойчивого партнерства с Россией. В прошлом у нас также были хорошие отношения с Россией. Советский Союз помог нам построить первый в стране металлургический комбинат. Также с участием России или Советского Союза мы смогли завершить множество проектов в сфере энергетики. Но сейчас, я думаю, это новое начало наших взаимоотношений. Лидеры наших стран встречались друг с другом. В прошлом году премьер-министр Наваз Шариф посетил Уфу, где встречался с президентом Владимиром Путиным. Также происходит регулярный обмен визитами на министерском уровне. Обе стороны тесно работают над имплементацией соглашения о строительстве газопровода «Север-Юг» из Карачи в Лахор с участием России. Я думаю, это начало нового партнерства.

Население Пакистана составляет порядка 200 млн человек и 80-90 млн из них – это средний класс. Пакистан находится на пересечении трех двигателей роста в Азии: Южной Азии, Китая и Центральной Азии, где проживают 3 млрд человек. Пакистан через северно-южный и восточно-западный коридоры ищет возможности для выхода на этот большой рынок. В то же время многие международные инвесторы ожидают выхода Пакистана на этот большой рынок, чей потенциал огромен во всех направлениях. В частности, есть возможности по таким направлениям, как инфраструктура, энергетика, сельское хозяйство и торговля. Я надеюсь. Это придаст новый импульс нашим отношениям.

Мы также очень заинтересованы в опыте научного развития России. Это очень большой объем знаний. Мы, как развивающаяся страна, хотим развить крепкие связи с развитыми экономиками в области промышленности. В течение моего визита, я также обсудил возможности кооперации между университетами с представителями МГУ. Мы хотели бы установить сотрудничество между нашими университетами и лидирующими университетами России, в частности здесь есть возможности для студенческих обменов, а также больше студентов из Пакистана могли бы обучаться в российских университетах.

Мы очень рады, что не так давно России и Пакистану удалось провести совместные военные учения в Пакистане. Мы полностью привержены стремлению искоренить терроризм и экстремизм. Пакистанская армия накопила большой опыт в борьбе с терроризмом и экстремизмом. Этим опытом мы хотели бы поделиться с другими странами, которые также борются против экстремизма и терроризма, чтобы мы могли совместно работать для установления мира на Земле.

— Вы упомянули газопровод «Север-Юг». В какие сроки будет реализован проект? Есть ли какие-то препятствия для его реализации?

— Мы очень оптимистичны в этом вопросе и рассчитываем, что строительство газопровода начнется в следующем году. Этот проект будет очень важным для Пакистана. Потому что в нашей стране наблюдается нехватка газа, который нам необходим для выработки электроэнергии и для промышленной индустрии.

Кроме того, в настоящее время есть возможности для развития и в энергетическом секторе. В прошлом мы рассматривали взаимодействие в секторе автомобильного производства, включая сборку в Пакистане, но, к сожалению, после свержения правительства Пакистана в 1991 году, проект так и не был реализован. В то же время я думаю, что мы можем возобновить подобное взаимодействие. Мы хотели бы изучить, какую пользу мы можем извлечь из опыта России в секторе машиностроения, потому что мы хотим создать сильную техническую базу в Пакистане. Поэтому в данном вопросе у российских компаний есть возможность создавать совместные предприятия в Пакистане.

— Могли бы вы назвать какие-то компании?

— Как вы знаете, нас интересуют различные секторы, включая машинстроение, химическую отрасль, телекоммуникации и производство автомобилей. Мы прикладываем усилия для того, чтобы найти партнеров в этих секторах. В настоящее время мы видим потенциал в российских компаниях, и мы надеемся, что в будущем будут реализованы совместные проекты российских и пакистанских компаний.

— Видите ли вы какие-то проблемы в вопросе привлечения инвестиций российских компаний в Пакистан? Может ли ситуация с безопасностью в стране оказать на это влияние?

— В настоящее время ситуация с безопасностью в Пакистане очень стабильна. Многие международные компании со всего мира, включая американские, европейские и китайские, осуществляют свою деятельность в Пакистане. Пакистан – это очень большой рынок. Это шестая по численности населения страна в мире, в которой проживают порядка 200 млн человек, многие из которых относятся к среднему классу. Ни одна крупная компания с глобальным мышлением и стремлением работать на международном рынке не может полностью игнорировать Пакистан. В то же время Пакистан сейчас полностью готов к поступлению международных инвестиций. Наш темп роста в прошлом году составил 4.71%, что является самым высоким показателем за последние восемь лет. В настоящее время экономика Пакистана восстанавливается. В этом году мы надеемся, что ее темп роста превысит 5%. За последние три года наши валютные резервы увеличились в три раза. Наша фондовая биржа является одним из трех крупнейших фондовых рынков Азии. Так что пакистанская экономика сейчас находится на подъеме, и мы надеемся, что инвесторы, включая российских инвесторов и компании из РФ, придут в Пакистан.

— Пакистан скоро станет полноправным членом Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Какие перспективы вы видите и каковы ваши ожидания?

— Мы благодарны России за ее поддержку нашего членства в Шанхайской организации сотрудничества. Мы надеемся стать полноправным членом ШОС в 2017 году и тесно сотрудничаем со странами-членами организации для расширения экономических возможностей, преодоления угроз, с которыми сталкивается регион, и привнесения в него мира и стабильности.

— Исторически Россия и Индия были близки друг другу и в настоящее время достигли уровня стратегического партнерства. В то же время Пакистан всегда был ближе Соединенным Штатам. Как вы думаете, может ли подобная ситуация как-то повлиять на развитие отношений между Россией и Пакистаном? Могут ли отношения между нашими странами достигнуть уровня стратегического партнерства?

— Я думаю, что мир меняется, и этот новый мир становится свидетелем того, что многие страны сейчас взаимодействуют с различными странами, стараясь таким образом диверсифицировать свои связи. В прошлом стратегическое партнерство было только между Россией и Индией, но сейчас у Индии также отношения стратегического партнерства и с США. Она хочет увеличить свои возможности. Мне кажется, что Россия и Пакистан точно так же имеют право расширить свои возможности и достичь устойчивого партнерства. Сейчас каждая страна выстраивает отношения по всем направлениям, потому что хочет расширить свой охват и круг друзей для достижения экономической выгоды. Так что Пакистан нацелен на развитие партнерских отношений с Россией. Россия в свою очередь также демонстрирует большой интересе к Пакистану, и мы высоко ценим настрой российского руководства открыть новую главу в наших отношениях.

— Как вы ожидаете, какую политику будет проводить избранный президент США Дональд Трамп в регионе? Может ли она повлиять на российско-пакистанские двусторонние отношения? И каковы ваши ожидания от возможных изменений в политике новой администрации США в Афганистане, который соседствует с Пакистаном?

— Как вы знаете, Афганистан очень важен для Пакистана, потому что ситуация в Афганистане напрямую влияет на Пакистан. Пакистан – страна, которая наиболее подвержена влиянию ситуации, складывающейся в Афганистане. Мы очень заинтересованы в установлении мира в Афганистане, потому что мы первые, кто получит от этого выгоду, но, если там начнутся беспорядки, то мы будем первыми, кто заплатит за это высокую цену. Мы работаем со многими странами в различных форматах, чтобы содействовать установлению мира и примирению сторон в Афганистане посредством переговоров между сторонами. Мы так же работаем с США. В настоящее время Россия, Китай и Пакистан также обсуждают пути установления мира и воссоединения сторон в Афганистане. Это очень позитивный шаг. Я считаю, что страны региона играют большую роль в данной ситуации. Следовательно, мы все должны тесно координироваться друг с другом для разрешения ситуации в Афганистане.

— Могли бы вы подробнее рассказать об этой инициативе?

— Эта инициатива стран региона очень важна, потому что тем или иным образом мы все напрямую связаны с Афганистаном. Наша роль заключается в том, чтобы поддерживать друг друга в контексте усилий по возвращению мира в Афганистан. Вне зависимости от того, какое влияние на ситуацию эти страны могут оказать, и какую роль они могут сыграть, это все принесет большую пользу, поскольку мы работаем с международным сообществом. Многие страны-члены НАТО также играют свою роль в установлении мира в Афганистане, и мы также работаем и с НАТО. Я думаю, основная ответственность за это лежит на странах региона. Потому что мы играем наибольшую роль в этой ситуации. Мы можем думать вместе и работать вместе для того, чтобы понять, как привнести мир в Афганистан в кратчайшие сроки.

— Спецпредставитель президента РФ по Афганистану заявлял, что в скором времени в Москве пройдут консультации между представителями России. Китая и Пакистана для обсуждения ситуации в Афганистане. Знаете ли вы дату этой встречи?

— Я думаю, она скоро будет определена. Мы примем участие в этой встрече.

— Знают ли что-либо в Пакистане о российских контактах с талибами?

— Нет, я ничего не знаю о подобных контактах.

— Я знаю, что это не ваш профиль, но все же, каковы перспективы присоединения Пакистана к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)?

— Пакистан – это ответственная страна, обладающая ядерным оружием. Мы не были первыми, у кого появилось ядерное оружие в регионе Южной Азии. Пакистан стремится к целям этого документа. Мы были первой страной, которая предложила сделать Южную Азию свободной от ядерного оружия, но Индия не захотела этого и продолжила ядерные испытания, таким образом привнеся ядерный фактор в вопросы безопасности Южной Азии. Пакистану пришлось ответить на такой шаг. Не так давно в соответствии со своими обязательствами Пакистан, как ответственная ядерная страна, предложил Индии преобразовать наши односторонние моратории на ядерные испытания в двустороннее соглашение. Я хотел бы подчеркнуть важность обеспечения стратегической стабильности в Южной Азии. Важно, чтобы не было никакой дискриминации и Пакистан получил бы те же условия, что и Индия. Доступ к ядерным технологиям для их использования в мирных целях, включая ядерную энергию, без какой-либо дискриминации и критерии, основанные на членстве в Группе ядерных поставщиков. В которую входят государства, не являющиеся участниками ДНЯО, имеют важное значение в этом вопросе.

— Каковы перспективы развития туризма между Пакистаном и Россией? Взаимные турпотоки пока очень малы. Как можно увеличить взаимодействие в этой сфере? Каковы перспективы в вопросах визового режима?

— Мы обсуждали этот вопрос в рамках двусторонней встречи с министром транспорта России. В прошлом Пакистан и Россию соединяло прямое авиасообщение. Нам необходимо возобновить его наряду с грузовыми авиаперевозками, чтобы мы могли расширить возможности для ведения бизнеса. Также необходимо упростить выдачу виз для бизнесменов и туристов. В настоящее время правительства наших стран работают над этим. Нам необходимо развивать контакты между людьми и туризм с обеих сторон. Самое главное, необходимо углубить прямое сотрудничество между бизнес-структурами для того, чтобы взаимодействие в области экономики стало основой для прочного сотрудничества в политической сфере между нашими странами.

Источник: interfax.ru